быстрый переход к контенту, меню сайта, карте сайта
скрыть меню показать меню |  Карта сайта АНО газета "Здравствуйте, люди !"


Март 2012г
Стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16
март 2012 стр 15 Здравствуйте, Люди! газета ВОИ Нижний Новгород

Рассказ Татьяны ФАЛАЛЕЕВОЙ

Это случилось в канун самого женского праздника – восьмого марта, в прошлом веке. На дворе, как говорится, стоял 70-й год.
Глубокая ночь… Метель… Последняя, заблудившаяся во времени метель.
По черно-серо-белому огромному заснеженному полю бредут две маленькие девушки, закутанные в легкие городские пальтишки и платки, с фибровыми чемоданчиками в руках. Метель просто-таки неистовствует, воет, слепит, как будто бы хватаясь белыми лапами за само Время.
Ни огонька. Ни звука мотора. Вообще – никакого сигнала, который можно было бы принять за признак жизни.
Куда они идут? Кто ждет их?
А выпало им такая судьба: быть сейчас вот здесь – в поле без границ и вешек.
Аня и Галя, подружки, практикантки-фельдшерицы из горьковского медучилища, сегодня в ночь заступили на свое первое в жизни дежурство. И не где-нибудь в родном и знакомом с детства городе Горьком, а в больнице Старого Кстова.
В палатах было тихо. Больные улеглись спать. Никто ни на что не жаловался.

Праздничное дежурство

И вдруг… Раздался резкий телефонный звонок: «Приезжайте скорее! Моему мужу совсем плохо!» Только адрес и успели записать.
Схватили экстренные чемоданчики – и бегом в гараж, за машиной.
И тут… первая беда: машина сломалась. Водитель развел руками и только вздохнул:
– Придется вам, девчонки, топать ножками. Да не переживайте!
Только поле перейти – и деревня сразу встретится! Во-о-он к тем домишкам идите!
И отправились Аня и Галя пешочком.
И все бы ничего – да вторая беда накатила: занялась метель, да такая сильная, что вмиг все дороги перемела, все ориентиры попрятала, все огоньки снежной заметью, как толстым занавесом, закрыла.
И пошли они наугад.
Шли, шли… Сначала жарко стало. Потом ветром тепло повыдуло, пот начал промерзать, девушки задрожали, застучали зубами да захлопали руками.
– Куда идти-то? – то и дело спрашивали они друг друга.
– Да куда? Вперед! Ведь не в Сахаре же мы, в самом деле! – сами же себе и отвечали.
А снегу все больше и больше. И никакого намека ни на деревню, ни на Старое Кстово, ни на дорогу шоссейную, ни на колею санного пути.
Сколько времени прошло – непонятно. Будто вечность кружилась вместе с ними.
И стало юным фельдшерицам страшно: а если заблудятся да не дойдут, да не помогут больному, да сами замерзнут? Вот позор-то!
Вот так первое дежурство! Ой, только бы не упасть, только бы ампулы да шприцы не разбить!
И полились-таки быстрые слезы из их глаз.
– Вот тебе, Анечка, и восьмое марта – женский день! – всхлипнула Галя.
Аня лишь шмыгнула носом в ответ и побрела, с трудом волоча по сугробам ноги в валенках. Только и сказала:
– Хорошо, что в валенки обулись, а то бы вообще – хоть ложись да помирай!
И тут Аня увидела – то ли ей померещилось? – быстрый проблеск в пластах шевелящегося снега. Она закричала, как безумная:
– Галя! Смотри: огонек!!!
Они застыли и начали сверлить немигающими взглядами эту жуткую круговерть, не дающую даже дышать свободно…
И снова блеснул огонек.
Они, голося что-то невразумительное, смеясь и плача, кинулись на свет, понимая, что спасены! Спасены они, а значит, и помощь пришла к человеку, который ждет их, таких хрупких и ненадежных физически, которым метель приготовила ловушку! Выбраться же из нее городским жительницам столь юного возраста – было просто чудом необыкновенным!
Вот перевалились они через какие-то жерди, вот загавкала собака из-под сугроба возле темного сарая, вот померещилась изба…
Из избы-призрака на крыльцо выскочила вполне реальная женщи на в платке, с допотопным керосиновым фонарем в руках:
– Сюда! Сюда! Это мы вас ждем!
Все трое ввалились в сени. «Скорая помощь» была похожа на двух снеговиков, которых хозяйка принялась энергично околачивать жестким дворовым веником.
И вот Аня и Галя в темной, прокопченной комнате.
И видят они: мужчина… стоит на коленях, облокотясь на кровать, и хрипло дышит. Дышит так, что свист и бульканье из его легких слышны без всяких фонендоскопов. По тому, как раздувается живот и судорожно движутся вверх и опадают плечи, по болезненному покашливанию, Аня и Галя сразу понимают: это крупозное воспаление легких.
И навалилась тут третья беда: как транспортировать больного, которому срочно нужна профессиональная помощь, кислород и прочие манипуляции?
– Ни одна машина к нам не пройдет в такую метель! Дорог просто нет! Как только вы сами-то добрались, девчата!– в отчаянии заплакала женщина.
Ничего тяжелее, чем эта, 8 Марта, предпраздничная ночь, не было больше ни у Ани, ни у Гали за всю их жизнь. А эту пробыли они вместе с больным. Сделали все, что только смогли. Ни на шаг, ни на миг не отошли от своего первого пациента, помогая ему пережить эти страшные, нескончаемые часы в осажденной метелью деревушке.
Утром трактор расчистил дорогу от Старого Кстова до деревни.
Прикатила машина-бедолага из больницы, и Аня с Галей отвезли своего первого больного в стационар, откуда вышли в свой долгий путь двенадцать часов назад.
Потом уже они узнали, что ходу через поле было всего минут тридцать. Они же проплутали в нем несколько часов и лишь совершенно случайно заметили огонек от фонаря, который выставила для них на крылечко жена больного тракториста, как только разыгралась метель.
Вот так встретили свой женский праздник 8 Марта новоиспеченные, в бою, можно сказать, проверенные, юные фельдшерицы Аня и Галя. Тогда они поняли для себя самое главное: надо всегда идти на помощь, когда тебя ждут. Идти, несмотря ни на что.
С тех пор они отмечают день своего фельдшерского рождения 8 Марта и справедливо считают, что именно они, как на поле боя раненого, спасли своего первого пациента.

Монолог Валентина Распутина

У нас - поле Куликово, у них – «Поле чудес»

Мы не знаем, что происходит с народом, сейчас это самая неизвестная величина. Албанский народ или иракский нам понятнее, чем свой. То мы заклинательно окликаем его с надеждой: народ, народ...
народ не позволит, народ не стерпит... То набрасываемся с упреками, ибо и позволяет, и терпит, и договариваемся до того, что народа уже и не существует, выродился, спился, превратился в безвольное, ни на что не способное существо.
Вот это сейчас опаснее всего - клеймить народ, унижать его сыновним проклятием, требовать от него нереального образа, который мы себе нарисовали. Его и без того беспрерывно шельмуют и оскорбляют в течение десяти лет из всех демократических рупоров. Думаете, с него все как с гуся вода? Нет, никакое поношение даром не проходит. Откуда же взяться в нем воодушевлению, воле, сплоченности, если только и знают, что обирают его и физически, и морально.
Да и что такое сегодня народ? Никак не могу согласиться с тем, что за народ принимают все население или всего лишь простонародье. Он - коренная порода нации, рудное тело, несущее в себе главные задатки, основные ценности, врученные нации при рождении. А руда редко выходит на поверхность, она сама себя хранит до определенного часа, в который и способна взбугриться, словно под давлением миновавших веков.
Достоевским замечено: «Не люби ты меня, а полюби ты мое», вот что вам скажет народ, если захочет удостовериться в искренности вашей любви к нему».
Вот эта жизнь в «своем», эта невидимая крепость, эта духовная и нравственная «утварь» национального бытия и есть мерило народа.
Так что осторожнее с обвинениями народу - они могут звучать не по адресу.
Народ в сравнении с населением, быть может, невелик числом, но это отборная гвардия, в решительные часы способная увлекать за собой многих. Все, что могло купиться на доллары и обещания, купилось; все, что могло предавать, - предало; все, что могло согласиться на красивоунизительную и удало-развратительную жизнь, - согласилось; все, что могло пресмыкаться, - пресмыкается. Осталось то, что от России не оторвать и что Россию ни за какие пряники не отдаст. Ее, эту коренную породу, я называю «второй» Россией, в отличие от «первой», принявшей чужую и срамную жизнь. Мы несравненно богаче: с нами поле Куликово, Бородинское поле и Прохоровское, а с ними - одно только «Поле чудес».

Детский уголок Дмитрия Чероданова

Живет в сормовском детдоме один паренек, Дима Чероданов.
Трудолюбивый, сообразительный, ответственный. Любящий свою родную деревеньку и скучающий по малой родине. А все переживания он выражает в своих стихах. На днях в редакцию передали стихи Димы с просьбой оценить его труд.
Нам они показались любопытными, искренними, идущими от мальчишеского сердца. Скажем одно: «Дима! Тебе Бог дал дар владения поэтическим слогом. Не теряй его, совершенствуйся.
Тебе еще много предстоит сделать в жизни. Познавай правила стихосложения. Больше читай поэзию, литературу. А начало у тебя есть, и оно неплохое. Удачи!»

Кем же стать?


Кем же я мечтаю стать?
Может, музыку играть
Иль на сцене выступать...
Может, стать мне маляром,
Плотником иль столяром?
В школе год еще учиться,
Кем же мне определиться...
Слесарем хочу я быть,
Буду этот труд любить!

Мама


Сижу в детском доме,
скучаю о ней,
Грущу я о маме любимой своей.
Хочу, чтобы мама к себе забрала
Двоих моих братьев
со мной навсегда.
Ведь с мамой великое
счастье прожить,
И мы ей обиды готовы простить.

В деревне


Красивая местность,
И вид из окна!
Здесь, как на ладони,
Природа видна!
Красиво в деревне -
Чисто, свежо.
А город шумливый
От нас далеко.

Высокая скорость


Жил-был мальчишка
семнадцати лет,
Взял он у друга на время мопед.
И вот на мопеде стал он кататься,
Под сто километров
решил разогнаться.
Объехал машину, и в этот же миг
Навстречу мальчишке летит
грузовик...
Не мчи, как попало,
Запомни, мой друг!
А то и тебя
Тормоза подведут.

Из стихов наших юбиляров

***


Я был пехотой в поле чистом,
в грязи окопной и в огне.
Я стал армейским
журналистом
в последний год на той войне.


Но если снова воевать...
Таков уже закон:
пускай меня пошлют опять
в стрелковый батальон.


Быть под началом у старшин
хотя бы треть пути,
потом могу я с тех вершин
в поэзию сойти.

Семен Гудзенко

***


Забыв про землю, глядя ввысь,
О землю, друг мой, не споткнись!
Забыв про небеса, однако, –
Ослепнуть можешь ты от мрака.

Свет женщины


Посвященные женщинам строки –
Поэтической правды предел,
Плод ума и таланта высокий –
Прочитал я и словно прозрел.
....
Потеряло внезапно значенье
Все, что важным казалось вчера,
В золотистом ее изумленье,
В тихом свете любви и добра.

Давид Кугультинов

***


Знать я впрямь сочинитель,
и впрямь
Мне послушно
российское слово,
Что кленово, ольхово, ветлово
Прикипает к певучим губам.

Федор Сухов

Федотка


Бедный Федотка - сиротка.
Плачет несчастный Федотка:
Нет у него никого,
Кто пожалел бы его.
Только мама, да папа,
да бабушка.

Корней Чуковский

Газету можно выписать через сайт Почты России с доставкой на дом. 
Подари родителям подписку! Подписной индекс ПР710. 

Главный Редактор Владимир ДолговО газете «Здравствуйте, люди!»: Адрес редакции 603076, Нижний Новгород, пр. Ленина 54а к 216, +7(831)2505343, gazeta-social@yandex.ru
Давайте сотрудничать!

Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия по Приволжскому федеральному округу. Свидетельство ПИ № ТУ 52-0171 от 6 августа 2009 г. Рукописи не рецензируются и не возвращаются. Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций. Подписной индекс ПР710
О сайте invamagazine.ru: Copyright©2007-2020. All rights reserved
WebMastering AnisNN: admin@anisnn.ru


На предприятиях Нижегородского ВОИООО ПК «Инва Тех»


НОУ УПК «Нижегородец-Н» ВОИ
По вопросам размещения информации тел (831) 250-53-43

Карта сайта | Поиск по сайту
Подшивка газеты «Здравствуйте, люди!» | Справочник Нижегородца с инвалидностью | Видеоблог «Нижний Новгород, взгляд снизу»